20 августа 18:48 в Саратове +25,6°C
Доллар 67.18 Евро 76.72

Петровский потоп: как спасали водных блокадников

Вадим Рогожин: «Люди, пострадавшие от паводка, требуют от правительства и депутатов области увеличения помощи»

09:02, 16 апреля 2018 Автор: Диана Бурлаченко

«Еще бы немного – и было б как в 94-м», - этой фразой встречают друг друга жители Петровска Саратовской области, оценивая масштабы весеннего паводка. Стихийное бедствие далекого 1994-го года никак не может забыться местными старожилами. Тогда река Медведица поднялась на рекордные 4,5 метра. Вода была почти во всех домах в подтопляемых зонах (кое-где по окна).

В этом году половодье затронуло 640 домов, в около 60 из которых вода проникла внутрь. 11 апреля в районе были вынуждены объявить режим чрезвычайной ситуации. Власти, оперативные службы и жители готовились к самому худшему – подъему воды на 4,5 метра. Но благодаря многочисленным факторам – от благоприятной погоды до расторопности ответственных лиц – трагедии удалось избежать, максимальная отметка подъема воды зафиксирована в 3,7 метра. Подобная ситуация была в 2013 году, когда уровень Медведицы стал больше на 3,8 метра.

«Вестник» спасения

Вместе с депутатом областной думы, главным редактором интернет-газеты «Четвертая власть» Вадимом Рогожиным в это воскресенье рано утром отправляемся в подтопленный Петровск, чтобы пообщаться с местными жителями о последствиях паводка. Первая встреча — с главой района Денисом Фадеевым у Железного моста — местной достопримечательности. С нее хорошо видна шкала уровня воды на свае рядом стоящего автомобильного моста через Медведицу. На утро уровень был 3,15 и понизился с пятницы на полметра.   

Начинается утро выходного дня у чиновников и работников МЧС и ГИМС с получасового совещания. На нем выясняются последние данные. С отчетом выступает заведующий сектором ГО и ЧС Евгений Панин, рассказывая, что почти все жители подтопленных домов отказались от эвакуации в пункты временного размещения, некоторые не стали размещаться в гостинице, а уехали к родственникам (742 человека). Для остальных работали 8 переправ, где на лодках дежурили члены Петровского казачьего общества (с ними заключили договор о платных услугах). Ими делается около 480 рейсов в сутки. Одной из технических особенностей контроля ситуации с паводком стала оперативная система оповещения «Вестник». Она была подключена к сотовым телефонам более 1000 петровчан, находящихся в зоне подтопления. Через эту систему систематически и оперативно передается голосовая информация о текущей ситуации. Это снимает, с одной стороны, нервозность людей, с другой - позволяет более четко планировать свои действия. В результате эта система не позволила дойти до панических настроений, многие остались в своих домах, зная, что их обеспечат продовольствием, а, если потребуется, - срочной эвакуацией. Поэтому родители не захотели эвакуировать своих детей в больницы, что настоятельно рекомендовали медработники.

«Примерно в субботу, когда вода стала уходить, люди начали возвращаться в жилища от родственников. В администрации уже начали работы по оценке ущерба», — заключает Панин.

На совещании вспоминают и о расчистке русла Медведицы. Вадим Рогожин просит прояснить информацию в некоторых СМИ, что якобы русло реки не чистилось, и из-за этого образовались заторы и повысился уровень воды. Завсектором ГО и ЧС сходу поясняет, что крупная расчистка (на 3,1 км) русла в черте города велась два-три года назад, когда район участвовал в федеральной программе. Этой зимой берега расчищали своими силами, но удалось только охватить участок в 800 метров.

«Если бы тогда работы в 3,2 километра не было, то у нас уровень воды был бы под 4 метра и выше. Потому что там заторы были. Сейчас нас это спасло», - признается Евгений Панин.

В процессе обсуждения выясняется, что проектом предусматривалась расчистка на протяжении 7,5 км на сумму 70 миллионов рублей. Но деньги выделили только на первый этап. Потом курирующие программу федеральные чиновники зарубили просьбы коллег из Петровска, сославшись на якобы отсутствие технической возможности вести работы дальше. На деле у подрядной организации было все необходимое оборудование. Глава района Фадеев заверяет, что отступать не собирается и намерен использовать все ресурсы, чтобы вернуть Петровск в проект и вычистить реку, как было запланировано.

В завершение мероприятия звучит прогноз по ситуации с паводком. Завсектором ГО и ЧС сообщает, что еще не исключены небольшие колебания уровня воды в обе стороны, так как в Новых Бурасах еще сохраняется много снега, там собираются у прудов сбрасывать воду, которая оттуда непременно переходит к Петровску. Вроде как отвечающий за водное хозяйство области Юрий Заигралов (кстати, предыдущий глава администрации Петровского района) обещал с этим повременить.

«Прогноз идет по снижению воды, но ситуация остается напряженной», - подытоживает Фадеев.

Медведица разбушевалась

Чтобы самим воочию понять масштаб стихийного бедствия, депутат и журналисты отправились на лодках МЧС по Медведице.

На берегу ждет катер ГИМС, чью бригаду перекинули срочно в Петровск, когда в районе объявили ЧС. Инспекторы рассказывают, что буквально день назад проплывали под мостом, нагибаясь, чтобы не удариться головой об основание, настолько поднималась река! В субботу большая вода начала отступать, но до сих пор распознать береговые границы не представляется возможным.

Начинается наш путь вдоль микрорайона, который петровчане прозвали Островом (на деле это скорее полуостров, который огибает река, но из-за бесконечных паводков эту местность действительно отрезает от большой земли каждую весну). Проплываем несколько частных домовладений, по узкой тропинке между заборами и растекшейся реке женщина с ребенком пробирается к своему жилищу, на переправе у Исполкомского моста спасатели в это время передают мужчине пакеты с продуктами.

Дальше перед нами предстает затопленный городской парк. Он находится как раз в границах Острова на берегу реки. В нормальном состоянии реки он находится над нею, но теперь вровень. В низине виднеются две небольшие статуи сказочных героев, их кирпичные основания высотой почти метр еще под водой.

«Вчера еще только головы виднелись», - комментирует «штурман».

Затем следуем мимо пешеходного Смирновского моста. В обычное время там не очень глубоко и всегда сильное течение из-за порогов. Сейчас его совсем незаметно. Через несколько сотен метров видим подтопленный берег и много пеньков – здесь пришлось избавляться от растительности, чтобы спастись от ледостава. Конечный пункт нашего маршрута – плотина, в районе которой и чистили русло по федеральной программе. До нее еще пару километров лицезреем разлившуюся на поляну реку, ширина которой кажется уже больше 20 метров, а на самом деле Медведица в Петровске не шире 10 метров. Где-то под водой скрылись и берега высотой 2,5-3 метра, ставшие крутыми после той самой расчистки. До 2015 года все было в зарослях, а на берегах местные жители обустроили дикие пляжи, Медведицу во многих местах мог вброд перейти даже ребенок.

После плотины, которую тоже скрыло под водой, путешествие продолжается к мосту по федеральной трассе. Местные чиновники во главе с Денисом Фадеевым показывают, как выглядят расчищенные берега, через 300-400 метров после моста лодки приходится развернуть.

«Все. Завал», - показывают работники ГИМС нагромождение веток и мусора, которые полностью перекрыли движение по реке.

ГИМСовцев, кстати, в район вызвали как раз для помощи с устранением завалов. На лодках им приходится вычищать горы мусора, большая часть из которого оставлена людьми (в воде по всему руслу плавают кучи бутылок, банок, бревен и веток, заплыла даже деревянная дверь). Остановив лодку, Фадеев по-хозяйски усаживается на корму и показывает, что на этой территории как раз и не хватает расчистки русла. Тогда бы не было никаких завалов, а значит, вода спокойно бы проходила вниз. Для петровчан это означает одно – отсутствие большой воды и опасений за сохранность своих жилищ и жизней.

Паромщики жизни

Вернувшись к плотине, пересаживаемся на наземный транспорт и едем к переправам. Их в городе развернули 8, в самых подтопленных зонах. На переправе в районе городского пляжа первым с нами здоровается сотрудник полиции. Правоохранители здесь дежурят круглосуточно, стерегут машины жителей подтопленных домов, которые вот здесь и оставляют, поясняет глава района. На берегу привязана весельная лодка, рядом с ней два казака. Один из них рассказывает, что людей переправляют на другой берег (всего через 5 метров), а к переправе они добираются сами в сапогах. Рейс выполняют примерно каждые 15 минут. Кому-то на работу нужно, кому-то в магазин, уточняет собеседник.

Гораздо хуже дела обстоят у жителей домов рядом с городской баней. Эту местность с центральной частью города соединяют два мостика. Но в половодье их затапливает и единственной надеждой местных жителей становится лодочная переправа. Усаживаемся в лодку, старший готов взять только двоих, потому что «по инструкции больше нельзя». Подплываем к первому дому, где нас встречает еще один работник переправы.

«Вы ребят наших фотографируйте, они нам тут помогают, без них бы мы тут пропали», - реагирует на направленный в ее сторону объектив петровчанка.

Наши провожатые-паромщики – казначей казачьего общества Евгений Мацко и «вечный кандидат в казаки» Коля (Таваккал) Рустамов – делятся с нами запасными болотниками. Именно этих «ребят» местные жители здесь считают своими героями – они и на землю доставят, и продукты привезут, и животных спасут. Евгений живет в этом микрорайоне уже 25 лет, каждую весну спасает соседей от беды. Таваккал, которого все называют Колей, исповедует мусульманство, поэтому не может пройти обряд посвящения в казаки (он проводится в православной церкви), но он все равно с ними.

Евгений сразу же отзывается на просьбу показать жилища, где побывала вода. Первым стал дом №31 по улице Юности, где живет пенсионерка Лидия Мещерякова. К ней приехал сын, чтобы быть рядом с престарелой матерью в такое опасное время. В доме со скромной обстановкой вода была везде, кроме кухни, полы до сих пор сырые, несмотря на то, что их тщательно вытирали тряпками. В каких-то комнатах задран линолеум. В зале все вещи взгромоздили на столы и стулья, в соседних комнатах тоже пришлось поднимать мебель. Лидия Александровна жалуется, что вода зашла сантиметров на 10 в высоту, и просит сына отодвинуть диван. За ним видно отсыревшие стены, размякшие снизу обои и полы с водяными разводами. Сын пенсионерки пытается показать, сколько воды еще осталось в подполе, но открыть люк не удается из-за отсыревших досок. Мужчина уточняет, что вода в доме матери последний раз была примерно в 2012 году, но тогда уровень был ниже, а в легендарном 1994 году переливалась за подоконник.

«Всю жизнь мучаемся, как построились. Сперва ничего не было, в 1968 году построились – не было. Вроде долго не заливало, мы стали строиться. А в 1971-м только покрасили полы, и все испортилось. Хуже дач это место», - тяжело вздыхает Лидия Мещерякова.

Оценщики ущерба из районной администрации еще не дошли до пенсионерки, но она и ее сын надеются получить компенсацию. Мужчина рассказал, что нужно как минимум глиной подмазать стены, так как из-за образующихся от паводка щелей зимой там очень холодно.

Улица Юности больше всех в этом микрорайоне всегда страдает от половодья, потому что находится в низине, продолжает экскурсию Евгений. Он знает здесь каждый дом, каждого его жителя. Показывает на дом, расположенный напротив того, откуда мы вышли. Там живет мать-одиночка с тремя детьми Ирина. Ее пришлось эвакуировать, когда вода начала сильно подниматься. Во дворе остались бараны и коза. Их спасатель перевез в свой гараж, который выше по уровню их сарая.

Евгений Мацко переводит нас на соседнюю улицу Куйбышева, там тоже в домах побывала вода. Проходя мимо гаража, расположенного на пригорке, показывает, что именно туда и переправили баранов Ирины. Животных Евгений и его напарник Николай периодически выводят на прогулку и кормят, пока хозяйка с детьми пережидает половодье у знакомых.

«Так вы их к себе забрали?» - удивляюсь добродетельности мужчины.

«А куда ж их еще? Им вода - это смерть», - объясняет он свой поступок и рассказывает, что у козы выкидыш был на днях из-за стресса.

На другой улице замечаем заброшенный домик, о его судьбе казак Мацко тоже все знает. Находится он как раз на углу, где территорию подмывает с двух сторон. Совсем недавно там жила молодая семья, дом купили по материнскому капиталу, но из-за постоянных наводнений жилище пришлось бросить.

Во время прогулки у местных удалось выяснить, что в этот паводок не обошлось без жертв. Один мужчина, будучи нетрезвым, пошел в магазин вброд по улице, которая превратилась в реку, упал в воду и утонул.

***

Пока плывем с Евгением на лодке назад, он рассказывает, что соседки поят их чаем и кофе, потому что «холодно в воде все время». Люди в Петровске во время половодья объединяются, стараются помочь друг другу. Беда, как известно, сближает. Старожилы, конечно, привыкли к капризам водной стихии, поэтому не покидают дома, но все равно боятся. Страх наступает у них от воспоминаний половодья в 1994 году. По рассказам петровчан, вода тогда пришла всего за ночь, люди просто не успели покинуть дома, жили на крышах, а лодок и спасателей тогда столько не было. Дома еще долго восстанавливали после такого удара стихии.

«Лишь бы не было, как в 94-м», - именно этой фразой прощается с нами видавший виды Евгений Мацко и приглашает в Петровск уже по хорошим поводам.

Ожидаемая компенсация — капля в море паводка

Пока для жителей подтопляемых территорий в Петровске надеждой на то, чтобы не было, как в пресловутом 94-м, остаются благоприятная погода и точечная расчистка берегов от деревьев. Им остается только верить в то, что руководство района добьется федеральных денег на очистку русла вниз по течению, что государственные мужи все-таки посчитают больше полутысячи пострадавших домов достаточным основанием для продолжения программы в районе. Кроме того, рассчитывать в этом году на приличные компенсации петровчане, как и их собратья по несчастью в других районах, смогут только, если режим ЧС объявят во всей области. Тогда регион сможет получить средства из госбюджета, что увеличит объемы финансирования для пострадавших от большой воды муниципалитетов.

Комментарий депутата облдумы Вадима Рогожина:

«На меня рейд по затопленным территориям Петровска произвел сильное психологическое впечатление. Если раньше я смотрел на это стихийное бедствие как журналист, то теперь еще и как человек социально ответственный за тех избирателей, которые пострадали. Со своей стороны я решил оказать из своего депутатского фонда помощь тем людям из затопленных домов, которые имеют, прежде всего, много детей, инвалидность, нетрудоспособность. Однако мои ресурсы, как и многих других депутатов, ограничены.

Та чрезвычайная ситуация с паводком, которая сложилась в Саратовской области, требует увеличения материальной помощи из резервного фонда областного правительства и других бюджетных и внебюджетных источников. 10 тысяч рублей, которые предполагается выдать (да и то не раньше декабря) каждому жителю дома, который затопило, явно не достаточно. Нужна еще дополнительная поддержка.

Я на заседании фракции «Единой России» обратился с предложением увеличить в этом году депутатский фонд в связи с ЧС, чтобы мы, депутаты, могли напрямую точечно помогать самым нуждающимся. Моё предложение было отвергнуто. Хорошо, тогда предлагаю увеличить резервный фонд и эту добавочную сумму направить от имени губернатора пострадавшим людям. В данном случае можно немного выйти за пределы бездефицитного бюджета. Люди — прежде всего».

компенсация, паводок, петровск

Прокурор – главе саратовского Росреестра: «Вы в своем хозяйстве разберитесь»

Прокурор – главе саратовского Росреестра: «Вы в своем хозяйстве разберитесь»

В Саратове полковник полиции уличен в мошенничестве на 10 млн рублей

В Саратове полковник полиции уличен в мошенничестве на 10 млн рублей

На набережной демонтировали сломанные качели для взрослых

На набережной демонтировали сломанные качели для взрослых

Популярное
наверх