17 октября 19:13 в Саратове +15,7°C
Доллар 65.4 Евро 75.65

Приговор Малышеву, или Как посадить кого угодно за что угодно

«Четвертая власть» при помощи адвокатов изучила приговор по делу и пришла к выводу, что он может быть идеальным шаблоном для «посадки» любого жителя России. Просто в нужных местах надо менять фамилии и даты

12:00, 1 декабря 2014 Автор: Сергей Щукин

Полтора месяца назад Октябрьский райсуд Саратова признал виновным депутата Саратовской городской думы Владислава Малышева, и приговорил его к 3,5 годам колонии за крупное мошенничество (приговор в законную силу не вступил — авт.). «Четвертая власть» при помощи адвокатов изучила приговор по делу и пришла к выводу, что он может быть идеальным шаблоном для «посадки» любого жителя России. Просто в нужных местах надо менять фамилии и даты.

Свидетели правды и свидетели неправды
Приговор по делу, написанный и зачитанный судьей Сергеем Сотсковым 13 октября этого года, состоит из 71-й страницы. При этом анализу позиции защиты Малышева посвящено всего лишь 5 страниц, все остальное – это пересказ обвинительной версии преступления и позиции гособвинителей. Из текста приговора вообще сложно понять, какую версию событий выдвигали адвокаты Андрей Володин, Таймураз Тотиков и сам подсудимый в ходе судебного заседания. На сайте «Четвертой власти» эта версия расписана во всех подробностях, так же как и официальная позиция следствия. В приговоре же анализируются лишь отдельные куски, фрагменты из выступлений защитников и их свидетелей, из которых ровным счетом ничего нельзя понять.

Например, упоминаются показания свидетелей Егорова (он был одним из участников сделки, за которую осудили Малышева) или Скоробогатова, и отмечается, что суд считает их недостоверными по таким-то причинам. А вот как эти показания вписываются в версию стороны защиты и что именно они доказывают, в приговоре не говорится. Часть доводов, которые уж совсем не вписывались в версию следствия, судья проигнорировал. Он просто объединил все доводы в одну кучу и дал им общую оценку. Выглядит это следующим образом:

«Доводы подсудимого Малышева и его защитников о том, что свидетели обвинения (перечисляются фамилии) его оговорили, что доказательства сфальсифицированы, судом проверены, однако не нашли своего подтверждения и опровергнуты совокупностью исследованных доказательств. Каких-либо оснований для оговора подсудимого у свидетелей (перечисляются фамилии), вопреки его доводам, не имелось и не имеется. Поэтому суд находит показания подсудимого Малышева и свидетелей (идет перечисление фамилий) недостоверными в части противоречий доказательствам, подтверждающих вину Малышева, и доводы стороны защиты необоснованными».

Каков смысл этого текста: у свидетелей обвинения нет поводов оговаривать Малышева, значит, они говорят правду, а раз они говорят правду, то свидетели защиты и сам Малышев говорят неправду.

Отличная формулировка, не так ли? Но давайте вкратце вспомним основных свидетелей обвинения. «Четвертая власть» подробно писала о том, они сами по уши запачкались в этом деле и потому с радостью свалили всю вину на Малышева.

Свалить вину на Малышева, или сесть
Например, топ-менеджеры ЗАО «Богородскнефть»: главный бухгатер Антонина Прохорова, главный инженер Михаил Сухов и исполнительный директор Андрей Горбачев. У них были все основания для оговора Малышева, ведь именно они оформляли сделку с ООО «Эталон», в ходе которой якобы были «обналичены» 11,9 млн руб. Они, а не Малышев. Поэтому первоначально эти лица также были подозреваемыми по делу, но потом стали давать показания против гордепа и чудесным образом перешли в статус свидетелей. Антонина Прохорова оформляла платежные документы и, если бы она не валила всю вину на Малышева, то сама сидела бы за решеткой. Михаил Сухов подписывал платежки, то есть, он является подозреваемым номер один, от преследования его освободила лишь преждевременная гибель. Андрей Горбачев также подписывал бумаги. Все они рассказывали следователю, что сделали это по просьбе гендиректора, который обвел их, наивных албанцев, вокруг пальца.

Причем, рассказ исполнительного директора выглядит самым нелепым. Дескать, осенью 2005 года он приехал из Москвы в Саратов, совершенно случайно зашел в офис «Богородскнефти» и там Владислав Малышев попросил его подписать задним числом платежное поручение на перечисление «Эталону» 11,9 млн. руб. за поставку нефти. И опытный менеджер с многолетним стажем работы, не проверяя подлинность бумаг, и была ли на самом деле сделка, подмахнул платежки. Более того, при обыске квартиры гордепа, правоохранители обнаружили у него среди бумаг 3 комплекта документов, подписанных Андреем Горбачевым, на одну и ту же поставку нефти. Согласно ним поставщиками нефти были сразу 3 фирмы. Как объяснить существование этих бумаг? Да никак, судья Сергей Сотсков в приговоре просто обошел все эти нелепицы, как-будто их вовсе не было.

Следующий важный свидетель обвинения – перевозчик нефти Андрей Марцин. Он является связующим звеном между Владиславом Малышевым и «обналичниками», на нем, собственно, и держится обвинение. Напомним, что согласно официальной версии гордеп, решив «обналичить» 11,9 млн руб. обратился за помощью к Марцину через своего «водителя» Алексея Скоробогатова, а тот уже нашел посредников для совершения незаконной операции. Никто из этих посредников Малышева не знал, поэтому, хотя они и подтвердили в суде сам факт «обналички», но о причастности к ней гендиректора «Богородскнефти» ничего сказать не смогли. Об этом мог сказать только Марцин. И он подтвердил, что, действительно, просьба была, и что «обналиченные» средства он передал обратно Скоробогатову. Вот только сам Скоробогатов, как и Малышев, все отрицает – цепочка передачи денег на этом обрывается. Выходит, что, если «обналичивание» на самом деле было, то оно начинается с перевозчика нефти Марцина и Марциным же заканчивается. Разве у этого человека нет причин для оговора Владислава Малышева? Да сколько угодно, человек открыто признался в преступлении, но почему-то вместе с главбухом, главинженером и исполнительным директором избежал наказания, оставшись в статусе свидетеля.

На суде адвокаты пытались выяснить у свидетеля, почему Малышев обратился именно к нему с такой щепетильной просьбой, ведь они не были приятелями, не находились в доверительных отношениях. Неужели гендиректор «Богородскнефти» не мог найти более верных людей для совершения преступления? Марцин являлся всего лишь одним из перевозчиков нефти в фирме гордепа. Свидетель так ничего и не смог внятно ответить. Судья в своем приговоре также никак не оценил этот момент.

Кстати, поскольку ни Малышев, ни Алексей Скоробогатов не признались в получении «обналиченных» денег, а следствию не удалось доказать, что это событие вообще происходило в реальности, преступление считается неоконченным. Скоробогатов вообще заявил на суде, что правоохранители давили на него, требуя дать признательные показания. Судья же поступил просто – он ничего не стал писать об этом в своем приговоре. Дескать, неизвестно где, когда, от кого и сколько денег получил подсудимый, но это и неважно, но где-то он их получил, ведь об этом говорят уважаемые свидетели обвинения. 

Следующий свидетель – заместитель главного бухгалтера Людмила Ванина, является давней подругой Антонины Прохоровой, и, кстати, сейчас работает в фирме Андрея Горбачева. Ну действительно, какие у нее могут быть поводы для оговора Малышева?! Совершенно никаких.

Алкоголики, тудеядцы, хулиганы
Свидетель Валерий Шумский – руководитель московской фирмы «Юкола-нефть», соучредитель ЗАО «Богородскнефть». Он долго конфликтовал с Владиславом Малышевым за акции фирмы, судился с ним, а после, как того все же сняли с должности гендиректора, прибрал «Богородскнефть» к своим рукам. Именно он считается инициатором нынешнего уголовного дела. Кроме того, в свое время в ФСБ предполагали, что Шумский готовит покушение на жизнь Малышева. И у Шумского, получается, тоже не было причин для оговора?     

Свидетель Юрий Шалетин – бизнес-партнер ЗАО «Богородскнефть» и, по собственному утверждению, товарищ Малышева. В документах дела есть отчет ФСБ-шников, которые перехватили запись разговора этого персонажа с криминальным элементом из Волгограда – те обсуждали, как «отжать» у гордепа пакет акций «Богородскнефти». Именно такое задание он имел от Шумского. Кроме того, в суде Шалетин рассказал, что Малышев готовил на него покушение. Очень беспристрастный свидетель, не правда ли?

Засекреченный свидетель Сергеев, который якобы помогал «обналичивать» деньги. Уже сам факт того, что он признался в преступлении, говорит о том, что он готов был сделать все, чтобы избежать наказания. Но мы еще напомним, что под этим псевдонимом скрывался Игорь Дындин – человек с богатой криминальной биографией. В 90-е годы он входил в преступную группировку Чикунова, занимался угонами автомобилей, вымогательствами и разбоем. Дындин неоднократно сидел, находился под колпаком у правоохранителей и потому по их «просьбе» мог оговорить кого угодно. Как вообще можно доверять словам такого свидетеля? И потом он ни слова не сказал о Малышеве, поскольку не знал его. Как он может быть свидетелем обвинения против Малышева?

Свидетель Анастасия Стенина – она заняла пост главного бухгалтера ЗАО «Богородскнефть», придя туда с новой командой во главе с Валерием Шумским. Не будем подробно останавливаться на ее показаниях, отметим лишь, что она давала их, будучи подчиненной Шумского, что, согласитесь, несколько ограничивало ее. Кроме того, именно Стенина готовила документы, которые впоследствии посчитают доказательствами вины Малышева.

Свидетель Иван Таран – его Малышев принял на должность инженера-технолога по просьбе знакомого, а потом уволил. Очевидно, что у него тоже были личные причины недолюбливать подсудимого.

В список свидетелей обвинения судья также включил «обналичников» Финкта и Тарасова, которые, как и Дындин, ничего не знали о гордепе.

Все эти свидетели, по мнению суда, не имели никаких поводов для оговора Владислава Малышева и, значит, говорили правду. Ну допустим, но почему показания свидетелей защиты признаны недостоверными? Это совершенно непонятно. Среди них есть не только сотрудники «Богородскнефти», но и люди, которые Малышева не знали, либо находились на таких должностях, что судьба гордепа их не сильно волновала. Тут можно вспомнить  заместителя начальника управления УФСИН  Александра Стецюр-Мову, сотрудников этого ведомства Гончара, Гайдученко и Скоробогатова, известного саратовского спортсмена-кикбоксера Павла Удодова. Им-то зачем надо было лжесвидельствовать на суде? Судья решил не забивать свою голову этим вопросом.

Ненужные свидетели и фальшивые договоры
Интересен подход судьи к показаниям свидетеля защиты Егорова, регионального представителя ООО «Бизнес-Системы». Тот, напомним, рассказал в суде, как на самом деле происходила сделка между ЗАО «Богородскнефть» и ООО «Эталон», подробно расписал все этапы, назвал все фамилии – он знал это, поскольку был одним из ее участников. Судья «забраковал» его рассказ на том основании, что в материалах дела нет документов, свидетельствующих о том, что того в ходе следствия допрашивали. Раз на следствии он не допрашивался, значит, неважно, что он там говорит в суде, решил судья. При этом он не обратил внимания на другой документ в материалах – постановление следователя. А из него следует, что адвокат Андрей Володин взял объяснения у свидетеля Егорова, и затем просил приобщить их к материалам дела, также он просил следствие допросить этого человека. Однако следователь почему-то отказал адвокату в этой просьбе. Еще одна причина, почему судья не поверил Егорову – это то, что на протяжении всего следствия Малышев ничего не говорил о нем. А какой смысл ему было говорить о Егорове, если следствие уже отказалось его допрашивать.  Гордеп вместе с адвокатами решили приберечь свидетеля до суда, что бы уже там выложить все козыри, надеясь, что судья будет более объективен, чем следователи. В этих действиях нет никакого нарушения закона.

Точно так же судья не поверил рассказам сотрудников ФСБ, и документам, которые предоставило это ведомство. Напомним, что Малышев обратился к силовикам, когда узнал, что Валерий Шумский может готовить покушение на его жизнь. Криминальному элементу и явным врагам Малышева судья поверил, а сотрудникам ФСБ нет.

Еще один эпизод уголовного дела, который судья также не удосужился оценить – ущерб, который Малышев якобы причинил ЗАО «Богородскнефть». Ведь преступление всегда предполагает наличие пострадавших, если нет первого, то нет и второго.  Сделка с ООО «Эталон» сама по себе не могла нанести фирме ущерба, т.к. в документах зафиксировано, что нефть поступила и «Богородскнефть» получила прибыль. Значит, нужен какой-то третий участник. И тогда на свет появился тройственный договор. Вкратце суть его сводилась к следующему: Владислав Малышев «обналичил» 11,9 млн руб. через фирму «Эталон», которая была «прачечной» и не могла поставить нефть. Но чтобы по документам все было «гладко», он взял реальный объем нефти, поставленный на пункт слива другой компанией – ООО «Бизнес-Системы», и при помощи подделки документов приписал эту поставку «Эталону». Далее, согласно обвинительной версии представители «Бизнес-Систем», которые так и не дождались деньги за свою нефть, пришли с жалобой к Шумскому. Тот, как настоящий «купец» и «человек слова», решил найти для них средства. Но поскольку своей «налички» у «Юколы-нефть» было мало, Шумский обратился за помощью к своему давнему партнеру – иностранной компании «Сантана-Ойл». В результате был заключен тройственный союз, согласно которому «Сантана-ойл» перечисляет деньги «Бизнес-Системам», а потом «Богородскнефть» выплачивает долг «Сантане-ойл». Именно документы этого договора, а затем арбитражных судов доказывают, что Владислав Малышев причинил ущерб своей фирме. На суде адвокаты подробно разобрали этот договор и выяснили много интересных деталей. Во-первых, что от имени «Богородскнефти» бумаги подписал Шумский, хотя у него не было доверенности от Малышева на такие действия. Во-вторых, что директором «Бизнес-Систем» числился некий безработный алкоголик из Москвы Геннадий Дербенев, изготовлявший птичьи клетки на продажу и вообще на документах стоит не его подпись. В-третьих, что никакого реального перечисления денег от «Сантаны-ойл» к «Бизнес-Системам» не было – это показала выписка из банковского счета фирмы. Ничего этого в приговоре не оказалось, туда попали лишь материалы арбитражного суда, в котором фирмы судились между собой. Собственно, эти суды и были нужны для того, чтобы еще раз «узаконить» тройственный договор. А то, что решения арбитража основывались на «липовых» документах, судья Сергей Сотсков посчитал не важным.   

Получается опасный прецедент: судья признал Малышева виновным лишь на основании показаний ряда свидетелей, проигнорировав при этом остальные улики. По этой схеме можно сажать кого угодно. Например, некто Иванов оформляет на свое имя кредит в банке. Потом, когда финансовое учреждение начинает требовать у него возвращения долга, он говорит: у меня денег нет, это меня сосед Петров заставил сделать, и я отдал их ему. И родные Иванова подтверждают: да, мы видели, что сосед приходил и заставлял нашего папу оформить кредит. Петров все отрицает, но проницательный судья рассуждает так: у Иванова и его семьи нет поводов для оговора Петрова, значит, Петров виновен.

Остается надеяться, что Саратовский областной суд, где будет рассмотрена апелляция более добросовестно отнесется к уголовному делу против Владислава Малышева, как минимум не поленится оценить все доказательства. Кстати, процесс этот по всем установленным законом срокам уже должен был начаться, так почему же о нем ничего не слышно?
 

Андрей Володин, Владислав Малышев, приговор, Сергей Сотсков, Таймураз Тотиков

Бусаргин о возможном переходе в областное правительство: «Я буду стараться»

Бусаргин о возможном переходе в областное правительство: «Я буду стараться»

Обрушение в школе под Саратовом. Пострадали кабинеты медиков и директора

Обрушение в школе под Саратовом. Пострадали кабинеты медиков и директора

Саратовские депутаты с криками отстояли право граждан не платить за уборку прилегающих территорий

Саратовские депутаты с криками отстояли право граждан не платить за уборку прилегающих территорий

Популярное
наверх