23 мая 22:57 в Саратове +23,4°C
Доллар 61.59 Евро 72.18

Свидетели в законе

Суд по делу депутата Саратовской городской думы Владислава Малышева приобретает все более криминальный оттенок. Особый колорит процессу придают свидетели, один краше другого - хоть картины с них пиши

11:17, 23 апреля 2014 Автор: Юрий Домбровский

Суд по делу депутата Саратовской городской думы Владислава Малышева приобретает все более криминальный оттенок. Правда, не потому что выявляются какие-то новые «кровавые» подробности его преступления, этот колорит процессу придают свидетели, один краше другого - хоть картины с них пиши.

Консультант по всем вопросам

Перед судом предстал бизнесмен Юрий Шалетин, он рассказал, что в 2000-х годах сотрудничал с ЗАО «Богородскнефть», работая в некой балаковской фирме «БМУС». У них с Владиславом Малышевым якобы были настолько доверительные отношения, что тот регулярно советовался с ним на различные темы. При этом в ходе рассказа свидетель так и не смог толком объяснить, какие консультации он давал. Он заявил, что владел «информацией о ценах на нефть», в отличие, видимо, от гендиректора «Богородскнефти» (который защитил диссертацию на эту тему и имеет два высших профильных образования с отличием). Дескать, свидетель (кстати, механик по образованию) знал очень много людей в этом бизнесе, хотя сам на тот момент занимался другими делами. Ну это еще может сойти за правду, но вот дальше его рассказ все больше стал обрастать фантастическими чертами. По словам Юрия Шалетина, осенью 2005 года Владислав Малышев во время беседы сообщил ему, что собирается «обналичить» 12 млн руб. своей фирмы. На что свидетель ответил ему, что это, мол, нехорошо и незаконно. Спрашивается, для чего Малышев мог завести этот щепетильный разговор? Первое, что приходит в голову - попросить помощи. Шалетин же якобы имеет большие связи в нефтяном бизнесе, и потому ему бы не составило труда свести «приятеля» с нужными людьми. Не тут-то было! В деле Малышева не может быть простых и логических решений. Свидетель заверил участников суда, что руководитель «Богородскнефти» просто хотел посоветоваться с ним, и ничего более. Этому ответу не поверил, кажется, даже судья Сергей Сотсков. Он попросил у свидетеля уточнить, почему подсудимый не попросил его помощи в «обналичке».

«Я не знаю, опять же надо ему (кивнул в сторону подсудимого) вопрос задать», - сказал свидетель.

То есть, если принять слова Юрия Шалетина на веру, выходит следующая картина: Владислав Малышев решает «обналичить» деньги, он советуется с «большим знатоком» нефтяного дела Шалетиным, рассказывает ему о планируемом преступлении, однако не просит у него помощи. Зачем, если можно попросить об этом малознакомого Андрея Марцина, перевозившего его нефть. И действительно, эти безумные действия подсудимого вполне вписываются в абсурдный сценарий дела Малышева, написанный гособвинителями.

Там же, на суде, свидетель упомянул о своей истинной роли в этой истории. Так, он рассказал, что когда между Малышевым и учредителем из «Юкола-Нефти» Валерием Шумским произошел конфликт, он пытался помирить их и даже разговаривал с белорусским бизнесменом, причем выступал защитником главы ЗАО «Богородскнефть». По данным адвокатов, на самом деле Юрий Шалетин являлся посредником между противоборствующими сторонами. При этом выступал он со стороны Шумского. По утверждению защиты, именно ему глава «Юкола-нефти» поручил помочь «выбить» у Малышева акции фирмы и выдавить последнего с предприятия.

Ценные бумаги, принадлежащие гендиректору ЗАО «Богородскнефть» и его семье, Шумскому понадобились, когда он собрался взять очередной кредит для «Юколы-нефть». Он планировал использовать акции в качестве залога в сделке. Однако Владислав Малышев ответил категорическим отказом. Тогда-то и пришло время действовать свидетелю Шалетину. Связь между Шалетиным и Шумским косвенно подтвердил на суде и сам Шумский, сказав, что работал с ним и после ухода из ЗАО «Богородскнефть» Малышева, в 2006 году. Ведь если бы Шалетин был действительно на стороне гордепа в жестком конфликте между ним и Шумским (как он утвержал на суде), то очевидно, что он бы первый, как «друг Малышева», лишился работы при смене руководства компании.

На суде подсудимый напомнил Шалетину о разговоре, состоявшемся между ними осенью 2005 года.

«Вы рассказали мне, что в Москве Шумским возбуждено в отношении меня уголовное дело, вы передали мне, что, чтобы закрыть этот вопрос, я должен отдать Шумскому акции, которые принадлежат моей семье», - заявил Владислав Малышев.

Свидетель, естественно, заявил, что такого разговора не было. Однако в Москве в начале 2006 года по заявлению неизвестного лица в отношении Владислава Малышева действительно возбуждается уголовное дело по мошенничеству. Дескать, он взял у кого-то 300 тыс. руб. в долг и сбежал с этими деньгами. Дело это родилось на свет, как полагают адвокаты, не без участия Шумского. Более того, подсудимого даже объявили в федеральный розыск. Планировалось, что ни о чем не подозревающего Малышева арестуют, как только он прибудет в Москву, далее СИЗО, разговоры «по душам» - и готовый клиент добровольно отдает принадлежащий ему блокирующий пакет акций ЗАО «Богородскнефть». Именно об этом уголовном деле Шалетин и рассказал тогда гендиректору ЗАО «Богородскнефть». Малышев тогда не поддался на угрозы, он решил узнать подробности этого дела, им же заинтересовалось ФСБ, и выяснились занятные детали. Уголовное дело нашли в милиции, причем за задвоенным номером, то есть под номером, под которым шло дело Малышева, в московском РОВД было зарегистрировано совершенно другое уголовное дело в отношении другого человека. Материалы о «мошенничестве Малышева» просто «прицепили» к нему, чтобы подать его в федеральный розыск. Когда факт подтасовки вскрылся, дело тут же прекратили. Документ УФСБ, подтверждающий эти сведения, содержится в материалах рассматриваемого нынче дела.

В архивах УФСБ по Саратовской области есть еще один прелюбопытный документ, проливающий свет на деятельность свидетеля Шалетина - данные объективного контроля (записи) его разговора с полукриминальным приятелем Акопяном, на которой слышно, как они обсуждают, как бы лучше «отжать» пакет акций у Малышева. Этот документ также имеется в материалах дела.

По данным адвокатов, сейчас Юрию Шалетину самому грозит статья. Якобы он собрал под некий «бизнес» у 11 человек деньги от 5 до 12 млн рублей, после чего исчез. Граждане попытались вернуть свои деньги через суды, но, несмотря на их решения, Шалетин возвращать средства не спешит, а свое имущество переписал на близких людей. Эта история может закончиться уголовным делом по мошенничеству в особо крупном размере.

Здравствуйте, мне Вас заказал Шумский

Впрочем «блестящие показания» Юрия Шалетина меркнут перед следующим свидетелем - фактическим заявителем по рассматриваемому уголовному делу - белорусским бизнесменом, учредителем ЗАО «Богородскнефть» и руководителем московской фирмы «Юкола-нефть» Валерием Шумским. Этого персонажа хорошо характеризует один момент - когда в 2010 году Владислав Малышев пришел в себя после жестокого нападения, именно его фамилию он назвал в качестве возможного заказчика преступления. К тому моменту у них уже был ряд жестких столкновений. Например, в 2005 году в отношении «Юкола-нефти» было возбуждено уголовное дело по контрабанде нефти за границу. Поскольку поставлялась нефть «Богородскнефти», Малышев проходил по делу как свидетель. Тогда выяснилось, что подписи Малышева и печати ЗАО «Богородскнефть» на документах по сделке являются поддельными. Сотрудники ООО «Юкола-нефть» на следствии заявили, что поддельная печать была у Шумского, и по его распоряжению фальсифицировались подписи Малышева на документах. В это же время по распоряжению прокурора Саратовской области Евгения Григорьева сотрудниками УФСБ оказывалась физическая защита Малышева, как свидетеля по делу о контрабанде. Согласно оперативной информации на него готовилось покушение. Кому в данном свете было выгодно устранить Малышева, догадаться не сложно. Официальные документы УФСБ на этот счет также находятся в материалах дела.

В том же году, Малышев обратился в правоохранительные органы, заявив, что к нему приходил неизвестный мужчина, имеющий отношение к этническим группировкам, и пригрозил бизнесмену, проинформировав, что Шумский «заказал» его за 50 тыс. долларов. Мужчина попросил дать ему эти деньги, и тогда они ничего делать не будут. Гендиректор сделал вид, что согласился, потом спецслужбы фиксировали ряд их встреч и, набрав материал, в момент одной из них «повязали» киллера. Задержанный обо всем подробно рассказал им, прокурор города возбудил дело, впрочем, оно так и не было расследовано до конца за отсутствием достаточных доказательств.

В рамках данного дела Шумского пытались допросить, но он, как человек, которому нечего скрывать, предпочитал несколько месяцев в Саратов не приезжать.

Все в том же 2005-м по некоторым данным Шумский якобы приезжал в Саратов с московским вором в законе и советовался с местными криминальными авторитетами по поводу оказания давления на Малышева. Впрочем, встреча эта была обречена закончиться ничем, так как до этого Шумским и его представителями уже было написано более 40 заявлений на возбуждение уголовного дела против Малышева в правоохранительные органы. А как вы понимаете, это очень разные подходы - ты либо решай вопрос «по понятиям», либо иди в милицию... Кстати, все эти заявления окончились отказными материалами за отсутствием в действиях сегодняшнего парламентария-издателя состава преступления.

И вот, опираясь на собранные выше данные, в 2010 году Малышев назвал фамилию Шумского в качестве возможного заказчика покушения на него. Но правоохранители почему-то совершенно не заинтересовались этим. Они не стали разрабатывать версию потерпевшего, более того - ни разу не допросили Шумского. Зато, когда два года спустя белорусский бизнесмен инициировал в четвертый раз (данное уголовное дело раннее уже три раза прекращалось за отсутствием в действиях Малышева состава преступления - от ред.) новое рассмотрение уголовного дела в отношении Малышева по «обналичиванию» 11,9 млн руб., милиция тут же ухватилась за него.

Но вернемся к суду. На нем свидетель рассказал, что конфликт с гендиректором ЗАО «Богородскнефть» у него произошел после того, как тот решил самостоятельно продавать добываемую нефть, а не отвозить ее на пункт сдачи «Транснефти». Подробно останавливаться на самих его показаниях нет смысла, так они очень уж избирательны: «нужные» события он помнит хорошо, «ненужные» забыл начисто. Так, Шумский рассказал о том, почему заключил трехсторонний договор по уплате долга перед «Бизнес-Системами». К нему якобы пришли «ребята» из «Бизнес-Систем» и заявили, что «Богородскнефть» не отдает им 11,9 млн руб. за поставку нефти. Напомним, что, по версии следствия, именно эта фирма на самом деле поставила нефть, а Владислав Малышев вместо того, чтобы заплатить ей за товар, составил фиктивный договор с «Эталоном», перевел средства туда, а затем «обналичил» их. Короче говоря, выслушав «жалобщиков», «купец» и «человек слова» (свидетель назвал себя так на суде) принял решение заплатить деньги «Бизнес-Системам». Он признался, что не стал смотреть документы и проверять сделку, устного рассказа ему вполне хватило. Купец ведь должен доверять другим купцам, даже если видит их впервые, не правда ли?!

Но поскольку таких средств у Шумского не было, он попросил их у «своих друзей» - швейцарской компании «Сантана-ойл», которая время от времени кредитовала Шумского. Итак, был заключен трехсторонний договор, по которому швейцарцы платили деньги «Бизнес-Системам» за «Богородскнефть», соответственно фирма Малышева становилась должником швейцарцев. Белорусско-московский бизнес в этой сделке выступал от лица «Богородскнефти» по доверенности.

«Почему вы не дали «Бизнес-Системам» совет идти в суд, а кинулись для них деньги искать?» - спросил свидетеля адвокат Андрей Володин.

«Недосмотрел, - невнятно ответил белорусский бизнесмен, - не закончил юридический факультет университета».

После перечисления средств, правда, почему-то только через четыре года - в 2009 г., «Сантана-ойл» обратилась в суд, чтобы взыскать образовавшийся долг с «Богородскнефти». Казалось бы, если первая фирма является давним деловым партнером и другом Шумского, а вторая после выдавливания Малышева фактически полностью перешла под его контроль, почему они не могли решить этот вопрос полюбовно? Почему же «купец» и «человек слова» Шумский без промедления заплатил деньги неким совершенно незнакомым ему «ребятам» из «Бизнес-систем», которых он видел первый и последний раз в жизни, а своих друзей из «Сантана-ойл» попросту «кинул», отправив их в 2009 г. судиться, вместо того чтоб сразу же, еще в 2005 г., вернуть им деньги, которые они якобы заплатили? Свидетель не смог ответить на этот вопрос, заданный Владиславом Малышевым. Ранее в ходе процесса выяснилось, что сторону истца и сторону ответчика в арбитражном деле нефтяных организаций представляли юристы из одной и той же компании «Шанс». Не удивительно, что суд длился недолго, «Богородскнефть» сразу согласилась выплатить долг. По мнению адвокатов, этот спектакль был разыгран для того, чтобы документально подтвердить, что поставщиком нефти были именно «Бизнес-Системы» и таким образом сфальсифицировать доказательства против Малышева. Весь тройственный договор является фиктивным, уверены они, никто никому деньги не перечислял. Например, в материалах дела есть копия платежки «Сантаны-ойл», однако написана она на русском языке и деньги в ней указаны в рублях - международные документы иностранной фирмы просто не могут так выглядеть. Более того, выписка по счету ООО «Бизнес-систем», имеющаяся в материалах уголовного дела указывает, что в ООО «Бизнес-системы» не поступали деньги от «Сантана ойл» ни по указанному выше платежному поручению, ни по какому другому. Таким образом, четко видна фиктивность платежки, представленной следствию, кстати, самим заявителем. На этот факт обратила внимание в 2013 году прокуратура Саратовской области, поручив следствию проверить факты по подложным документам и возбудить на виновных уголовное дело за представление фальшивок следствию и в Арбитражный суд. Однако следствие это делать не торопится. Может быть, потому что получится, что заявитель и ответчик должны поменяться местами?

В ходе процесса адвокаты много раз ловили свидетеля Шумского на противоречиях. Сначала он заявил, что ему точно известно, что «Сантана-Ойл» перечислила деньги на счет «Бизнес-Систем». Но когда защитники сообщили, что согласно документации на счет этой фирмы никогда не приходили деньги, Шумский поправился, сказав, что фирмы «рассчитались», а каким способом, он не знает, может быть, даже через третью организацию. То есть свидетель не знает, куда ушли 11,9 млн.

И самый последний момент: на суде Валерий Шумский всячески отрицал, что хотел «выдавить» Владислава Малышева из «Богородскнефти». Но вот сухие цифры: если будучи гендиректором фирмы гордеп владел блокирующим пакетом 26% акций фирмы, то сейчас у него - около 0,3% акций. Новое руководство компания произвело допэмиссию, увеличила объем своих акций, не известив об этом Малышева, и в итоге тот потерял возможность как-то влиять на деятельность «Богородскнефти». Однако пока есть Владислав Малышев, он представляет для Шумского потенциальную угрозу оспаривания эмиссии и потери контроля над компанией.

Вот таких двоих интересных свидетелей сторона гособвинения держит в качестве столпов доказательной базы. И они как нельзя лучше характеризуют процесс в отношении Владислава Малышева, что подсудимый здесь кажется самым невиновным. Не считая, конечно, адвокатов, гособвинителей и судьи.
 

Богородскнефть, Владислав Малышев, суд

В центре Саратова столкнулись два автобуса. Пассажиров эвакуируют из окон

В центре Саратова столкнулись два автобуса. Пассажиров эвакуируют из окон

Саратовский министр согласилась пожить на 3 тысячи рублей в месяц

Саратовский министр согласилась пожить на 3 тысячи рублей в месяц

Коммунисты принесли на заседание думы «потребительскую» корзину с едой

Коммунисты принесли на заседание думы «потребительскую» корзину с едой

Популярное
наверх