14 декабря 08:24 в Саратове −4,4°C
Доллар 66.26 Евро 75.39

Свидетели-мнемоники, или Игры с памятью

Свидетели по делу Владислава Малышева прямо в суде теряют память, а потом внезапно вспоминают малейшие детали, «глупеют» прямо на глазах, а прокуроры заметно нервничают, слушая их

09:00, 3 апреля 2014 Автор: Сергей Щукин

Процесс по делу депутата Саратовской городской думы Владислава Малышева набирает обороты, неожиданные как для гособвинителей, так и для защитников. Свидетели прямо в суде теряют память, а потом внезапно вспоминают малейшие детали, «глупеют» прямо на глазах, а прокуроры заметно нервничают, слушая их. «Четвертая власть» решила подвести некие предварительные итоги процесса, разобрав показания трех важных фигурантов. Двое из них проходили подозреваемыми по делу, а потом, обвинив во всех грехах Малышева, избежали уголовного преследования. Смогли ли они доказать в суде, что эти два обстоятельства просто совпали, решать нашим читателям. 

Ключевой свидетель по делу

Перед судом предстала бывший главный бухгалтер ЗАО «Богородскнефть» Антонина Прохорова. Это ключевой свидетель, чрезвычайно важный для гособвинения, именно она и связывает уголовное дело о якобы хищении 11,9 млн руб. с именем Владислава Малышева. Напомним, что основаиями для платежа стали подписи исполнительного директора фирмы Андрея Горбачева, самой Прохоровой, а также главного инженера Сухова, а вот автографа Малышева там нет. То есть, согласно бумагам, он не имел к этой сделке никакого отношения, зацепиться было не за что. И вот тут, как нельзя кстати, появляется главный бухгалтер и «вспоминает» (сразу после того, как в отношении ее было прекращено уголовное преследование), что, оказывается, гендиректор дал ей устное указание перечислить «Эталону» деньги. Все, Малышев «повязан». Если же пробежаться глазами по материалам дела, то станет очевидным, что на самом деле на роль главного свидетеля Прохорова не тянет. Начнем с того, что первоначально она проходила подозреваемой наравне с Малышевым и Горбачевым, а потом вдруг ее перевели в свидетели. Причем ее показания при этом кардинально поменялись. На это перевоплощение пытались обратить внимание судьи Сергея Сотскова адвокаты.

«Суд не разрешил огласить показания Прохоровой, данные ею еще в качестве подозреваемой. На мой взгляд, это было сделано без достаточных законных оснований, - рассказал адвокат Таймураз Тотиков, - хотя показания эти были даны в соответствии с УПК, ей разъяснялось тогда, что они могут использоваться в дальнейшем в качестве доказательств по уголовному делу, разъясняли право не свидетельствовать против себя, в допросе участвовал защитник».

Так что же рассказывала Антонина Прохорова в 2007 году в ходе следствия? Тогда она не помнила подробностей (все-таки ее спрашивали о событиях двухлетней давности), однако заверяла следователей, что платеж «Эталону» был абсолютно законным, у нее имелись все необходимые документы: и так называемая «первичка», и данные программе «1С». По словам бухгалтера, поставка нефти от «Эталона» в 2004 году была реальной, документы по сделке она получила от Горбачева  в январе 2005 года. В итоге следствие, которое пыталось найти уклонение от уплаты налогов, приняло решение прекратить дело, поскольку не увидело никаких нарушений закона.
Кстати, на прямой вопрос следователя «Давал ли вам Малышев распоряжение заплатить «Эталону?», Прохорова отвечает, что «указания о производстве оплаты в адрес ООО "Эталон" от генерального директора Малышева В.В. я не получала". Это «налоговое дело» тоже разваливается.      

Полная смена декораций, то есть показаний

И вот тогда Прохорова внезапно меняет свои показания на 180 градусов, причем это удивительным образом происходит одновременно с изменением ее процессуального статуса – она становится свидетелем по делу. Сегодня бывший главный бухгалтер рассказывает суду, что она не помнит, каким образом документы по сделке с «Эталоном» оказались в бухгалтерии. Она их якобы случайно обнаружила там, да и вообще папки с бумагами были почти в свободном доступе - любой мог зайти, взять или положить в них что-то. Только представьте себе: серьезная фирма с многомиллионными оборотами, а в бухгалтерии творится такой бардак. Именно этот «бардак», по мнению гособвинения, «помог» Малышеву тайком и, видимо, ночью подкинуть туда подложные документы. Зато Антонина Прохорова внезапно вспомнила все детали того дня, когда она перевела платеж «Эталону», вспомнила она и про личные указания шефа. По ее словам, в офис пришел главный инженер Сухов, и Прохорова передала ему бумаги по сделке, сказав при этом: «Вот обрати внимание на сумму, Малышев велел подписать». Адвокаты на суде пытались выяснить, почему такое внимание уделяется сумме в 11,9 млн, и вообще почему Прохорова все это запомнила. Дело в том, что эти деньги - просто копейки для ЗАО «Богородскнефть», в то время годовой оборот фирмы составлял порядка 800 млн руб., сделки в 50-70 млн были обычным делом, а тут речь идет всего лишь о 12-ти млн - чем они могли заинтересовать главного бухгалтера или Сухова и так сильно врезаться им в память? 

Далее, рассказала Прохорова, она пошла проверять документы и не помнит точно, нашла ли она упоминание об «Эталоне» в программе «1С бухгалтерия», зато нашла у себя бумаги по сделке (данные, которые, по мнению следствия, подделал и подкинул темной ночью в бухгалтерию Малышев). На суде бывший бухгалтер пояснила, что она посчитала «первичку» более важной, компьютерная программа же носит просто информационный характер. Выходит, она пошла на должностное преступление, переведя неизвестно кому 11,9 млн руб., и даже не попытавшись выяснить, отражена ли сделка в  в «1С»? А сделать это перед осуществлениям платежа - прямая должностная обязанность бухгалтера.  На суде свидетель пыталась объяснить эту ситуацию: утверждала, что не стала смотреть в программе данные о том, поставляло ли «Эталон» в  «Богородскнефть» нефть, а лишь проверила, были ли ранее сделаны платежи в ООО «Эталон». Это объяснение абсурдное: проверяя сведения о наличии платежа, свидетель не могла не увидеть и всей информации о фирме, о том, поставляла ли эта фирма нефть, в каком объеме и т.д. - таковы особенности «1С». И бухгалтер, использующий программу, не может их не знать. Однако этого Прохорова упорно не хочет «вспоминать», видимо, в угоду прокурорам, которым очень не нужны эти факты, еще раз подтверждающие невиновность Малышева и абсурдность обвинения.     
Впоследствии эта компьютерная программа «1С» бесследно исчезла - о ее невероятных приключениях речь пойдет в следующих статьях.

7 лет назад я пошла в туалет…

Показания бывшей подозреваемой, а теперь свидетеля Прохоровой казались не слишком убедительными, чересчур много возникало вопросов, поэтому надо было их чем-то подкрепить. И следствие нашло подкрепление в виде еще одного свидетеля - заместителя главного бухгалтера Людмилы Ваниной, давней подруги Прохоровой. В свое время именно Прохорова привела ее в «Богородскнефть» на работу. Ванина удивительно точно запомнила события того дня, хотя на момент ее первого допроса проходит 7 лет. Почему она его запомнила - согласно ее показаниям, дело в том, что в то утро ее долго мучили в налоговой инспекции (невиданное дело - обычно же налоговики угощают бухгалтеров чаем с пряниками), и, возвратившись в офис, она решила рассказать обо всем Прохоровой. Но та сказала, что ей некогда, дескать, Малышев дал указания написать платежку для «Эталона», сейчас придет инженер Сухов подписывать ее.

Ванина оказалась очень ценным свидетелем: она якобы и присутствовала и при беседе главбуха с Суховым, и видела, как главный инженер пошел с платежками в кабинет к Малышеву. Точнее так: на допросах в 2012 году она говорила, что лишь видела, как инженер пошел по коридору по направлению к кабинету гендиректора. А на сегодняшнем процессе ее память внезапно обострилась, и свидетель вспомнила, что сама она пошла в туалет и потому смогла заметить, что он зашел именно в приемную Малышева. Дело в том, что в коридоре «по направлению к кабинету гендиректора» расположено много других помещений, в том числе туалет и «курилка», другие кабинеты, то есть Сухов вполне мог отправиться в любое другое место, например, в уборную. И потому внезапное «озарение» Ваниной очень помогло гособвинителям. Банальный поход в туалет стал весомым доказательством.

Еще этот свидетель внезапно вспомнила о том, что, готовя платежку, для перевода денег в «Эталон», Прохорова пожаловалась ей на то, что в компьютерной программе «бардак». Раньше на допросах она об этом ничего не говорила, и вот спустя теперь уже 9 лет с того дня вдруг вспомнила. А ведь именно из-за этого «бардака» в «1С» главбух могла, например, не увидеть данных об «Эталоне». Таким образом, невнятные показания Прохоровой становятся чуть менее невнятными. В чем заключался этот «бардак», кто и как его устранял, как он отразился на работе предприятия, Ванина, к сожалению, не рассказала.

Доверчивый исполнительный директор

Еще один важный свидетель, представший перед судом - Андрей Горбачев, исполнительный директор ЗАО «Богородскнефть» и одновременно руководитель одного из подразделений «Юкола-нефть». В свое время московский учредитель поставил его контролером над Малышевым. Об этом на суде рассказала свидетель Ванина. Сам Горбачев сказал по поводу своей роли более мягко - он был призван помогать молодому гендиректору в его работе.

Будучи подозреваемым по делу Горбачев заявлял, что не помнит подробностей этой истории: не помнит, когда и  что подписывал. Единственное, в чем он тогда был уверен твердо - нефть по сделке на самом деле была поставлена в «Богородскнефть». Однако превратившись в свидетеля, он обрел удивительную ясность ума и вспомнил все. По словам свидетеля, в сентябре 2005 года он приезжал в Саратов из Москвы к родственникам и заодно зашел в фирму, чтобы «поздороваться». Дело в том, что он тогда уже около 1 года не работал в ней. К нему внезапно подошел Владислав Малышев и попросил его подписать пакет документов по сделке 2004 года, так как, в «бухгалтерии не хватает по этой сделке документов». И «доверчивый» Андрей Горбачев, который старше гендиректора «Богородскнефти» практически в два раза и во столько же раз опытнее, легко подписал все бумаги годичной давности. Что мешало ему пойти в бухгалтерию и выяснить, куда делись документы и были ли они на самом деле, чтобы самому не «вляпаться» в какую-нибудь неприятность? Ведь отвечать в итоге-то должен был именно он, а не Малышев. Его автограф стоял на бумагах. Но ведь свидетель никогда не ссорился с руководством саратовской полиции и не требовал возбуждения в отношении стражей порядка уголовного дела, потому и вышел сухим из воды. К нему вопросов нет. 

Также Андрей Горбачев вспомнил, что собственноручно убедился в том, что нефть на самом деле поставил не «Эталон», а фирма «Бизнес-Системы». Оказывается, он был на пункте слива нефти в Горбатовке, и там в журнале учета товарно-транспортных накладных увидел сведения о «Бизнес-Системах». Хотя он же до этого говорил, что согласно этим накладным вся нефть на пункт слива приходила от «Богородскнефти», а откуда компания брала сырье, установить было нельзя.  Это же следует из показаний бывшего главбуха, а так же из всех вещественных доказательств по делу. В товарно-транспортных накладных на пунктах слива нефти в качестве поставщика также было указано ЗАО «Богородскнефть» (копии этих документов также имеются в материалах уголовного дела).  
Еще один момент, которого мы подробно коснемся в следующих статьях. На момент подписания бумаг по сделке с «Эталоном» между Малышевым В.В. и учредителем «Юкола-нефть» Шумским В.К. (фактический заявитель и инициатор по уголовному делу против Малышева) был серьезный конфликт. Было возбуждено уголовное дело о контрабанде руководством ООО «Юкола-нефть» нефти за границу. Малышев тогда, как основной свидетель по данному уголовному делу, оказался в опале у Шумского. Ситуация накалилась настолько, что ФСБ, по поручению прокурора Саратовской области Григорьева, выделило ему охрану по программе защиты свидетелей. Андрей Горбачев, как человек работавший в обеих структурах, прекрасно знал об этом, более того -  его допрашивали по данному делу. Так неужели у него не возникло никаких подозрений, что этой сделкой Малышев мог преследовать какие-то собственные интересы, идущие вразрез с интересами «Юколы-нефть»?!       

Гособвинители внимательно следили за выступлением свидетеля Горбачева. В какой-то момент прокурор Владимир Чечин стал шептать ему с места ответы на каверзные вопросы адвокатов Малышева: «Нет» или «Не помню». Защитники обращали на это внимание суда, но через некоторое время прокурор вновь становился суфлером.

Судя по всему, впереди еще немало интересных свидетелей и много неожиданных поворотов этого уголовного дела. Свидетель Андрей Горбачев рассказал в суде о том, что у ЗАО «Богородскнефть» были две печати, которые отличались друг от друга, и что вторая находилась в Москве у «Юкола-нефть» и ее учредителя Шумского. Дальше будет понятно, какую роль они сыграли в истории, как Владислава Малышева «заказали» и как пропала важная улика - диск с программой «1С». Следите за процессом, и вы сможете собственными глазами увидеть, как в Саратовской области вершится правосудие.
 

Богородскнефть, Владислав Малышев, суд

Начальника отдела наркоконтроля энгельсской полиции отправили в СИЗО

Начальника отдела наркоконтроля энгельсской полиции отправили в СИЗО

Министр Соколов уволился, не дождавшись решения суда

Министр Соколов уволился, не дождавшись решения суда

Логинов: Австрия обвиняет биатлонистов РФ в махинациях с кровью в допинг-тестах

Логинов: Австрия обвиняет биатлонистов РФ в махинациях с кровью в допинг-тестах

Популярное
наверх